Материалы

Константин Гаазе. «Ошибки ритуала: космогонические катастрофы в Чернобыле и Бетафо»

«ЛИКВИДАЦИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ. Диалектика будущего в зеркале стагнаций, упадков и катастроф»

«ЛИКВИДАЦИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ. Диалектика будущего в зеркале стагнаций, упадков и катастроф»  - комплексный образовательный и научно-практический проект Ассоциации менеджеров культуры и Оксфордского Российского фонда . Дистанционная работа 25 участников проекта завершилась трехдневной очной мастерской в Подмосковье (4-6 декабря 2019 года, яхт-отель «Новый берег») и открытой конференцией в Москве (7 декабря 2019 года, в рамках программы Ярмарки интеллектуальной литературы non/fictio№21).

Офлайн-этап был организован как комплекс взаимодополняющих нарративных и интерактивных мероприятий, важную роль в котором играли лекции мастеров и приглашенных экспертов.

Константин Гаазе (социолог, приглашенный эксперт Московского центра Карнеги. Преподаватель Московской высшей школы социальных и экономических наук) - научный руководитель мастерской. Его лекция «Ошибки ритуала: космогонические катастрофы в Чернобыле и Бетафо» состоялась 5 декабря, во второй день очной работы участников.

В ходе своего выступления научный руководитель мастерской произвел глубокий историко-технологический, политологический и этнографический анализ известных катастрофических событий в СССР и на Мадагаскаре.

В частности, важнейшим аспектом обсуждения стала характеристика темпоральности катастроф. Было продемонстрировано, что различные подходы к рассмотрению материалов могут дать совершенно разные ответы на вопрос о датировке катастрофического события и методе обозначения временных точек, ограничивающих его.

Например, в связи с аварией на Чернобыльской АЭС было обозначено два радикально отличных один от другого подхода. Технологический анализ ситуации основан на характеристиках конструкции АЭС (несколько реакторов «под одной крышей» – отсутствие бетонного купола на четвертом энергоблоке). После скачка энергии и взрыва (начальная точка – нажатие кнопки «AZ») начинается процесс разрушения и радиоактивного заражения близких и удаленных территорий, ликвидация последствий которого происходит сейчас и растягивается в перспективу неопределенного будущего.

Второй, исторический социально-административный анализ представляет совершенно другую картину, в которой нажатие кнопки является финальной точкой катастрофы началом и причиной которой оказывается институциональная перестройка советской ядерной энергетики – переход действующих и строящихся АЭС в ведомство Министерства энергетики из Министерства среднего машиностроения. При этом лектор отметил важность транзитного эпизода – ситуация, аналогичная тому, что происходила в Чернобыле, за десять лет до этого была отработана на Ленинградской АЭС – компетенции оператора из системы Минсредмаша были более высокими, он имел возможность принимать самостоятельные ситуативные решения «поверх протокола» (в то время, как оператор от Минэнерго действовал исключительно по протокольным установкам). Катастрофы удалось избежать, при этом в Минэнерго трактовали ленинградскую ситуацию, как катастрофическую, а Минсредмаш – как внештатную ситуацию.

Таким образом, именно фактор компетенции сотрудников характеризовал, с одной стороны, институциональные (и практические) условия решения проблем, с другой – отсутствие адекватной коммуникации, как компетентностной, так и межинституциональной, обусловило ход развития событий в апреле 1986 года.

Фактически, подробный кейс-анализ в контексте выступления оказался поводом для демонстрации сложного методологического приема «перефокусировки контекстов» и изменения контуров объекта и принципов его исследования.